16 июл 2024, сешанбе

Тоҷикӣ   Русский   English Специальная версия

ЗОДЧИЙ БАХОВАДИН – ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО!

1325
ЗОДЧИЙ БАХОВАДИН – ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО!

Архитектура, как известно, явление сложное, где архитектор выступает во многих ликах: как создатель удобной, и в то же время красивой, эстетически выразительной, психологически комфортной, духовно облагораживающей сре¬ды; как создатель искусственной среды, отвечающей настоящим жизненным интересам людей; как знаток социальной значимости архитектуры, формирую-щей мировоззрение человека, определяющей его поведение, мышление и пси¬хологическое состояние; наконец, как создатель архитектурной среды, где бы народ узнавал свою историю, традиции и корни. Поэтому обращение к твор¬честву любого мастера архитектуры, в данном случае творчеству Баховадину Зухурдинову, таит в себе много сложностей. Главное в этом сложном явлении — это уловить не только творческий почерк индивидуу¬ма, но и его психологический настрой, его отношение, как к самой сущности архитектуры, так и к ее внутреннему содержанию, истоку. И как верно подме¬чено критиками, не всегда зодчие могут объяснить словами истоки форм свое¬го произведения, изначальный замысел образа будущего здания. Скорее всего, это вызвано сферой их подсознания, которая проявляется часто интуитивно.
Однако все понимают, что интуиция мастера вырабатывается годами напря¬женного интеллектуального труда, проникновения в суть архитектуры, в ее ис¬торию, в психологический склад народа, его быт, язык и культуру. Вот почему, говоря о творчестве Баховаддина Зухурдинова, лауреата государственной премии Таджикистана имени А.Рудаки в области архитектуры, заслуженного строителя Республики Таджикистан, академика и президента Академии архитектуры и строительства Республики Таджикистан, нас больше всего беспокоит то, что можно ли проникнуть в подсознание мастера, в психологию творчества, плодом которой становится архитектурное произведение, несущее в себе элементы самобытности и своеобразия.
И это не все. Другой стороной анализа творчества зодчего является уясне¬ние места, которое занимает его творение в жизни общества. Нас более все¬го волнует именно отношение человека к архитектурному облику какого-либо здания, узнает ли он в нем свой привычный быт, традицию, историю и, глав¬ное, чувствует ли он в ней, в архитектурной среде, психологический комфорт, который дается не только коммунальным или эстетическим комфортом.
Вышесказанное – это только преамбула к раскрытию творчества одного из талантливых зодчих конца ХХ и начала XXI в. – Баховаддина Зухурдинова. Однако раскрыть в пределах одной небольшой заметки творчество этого мастера архитектуры просто невозможно, столь оно является многогранным и многообразным. Мы хотели бы раскрыть только одну грань архитектора Баховадина Зухурдинова – его предвидение развития архитектуры Таджикистана. Для того, чтобы уяснить эту феноменальную особенность зодчего достаточно раскрыть его отношение к традициям прошлого, отраженные в его таких произведениях как мемориал Мирзо Турсун-Заде на Лучобском холме, чайхана «Саодат» на проспекте Рудаки, мемориальный ансамбль в ознаменовании 1100-летия государства Саманидов, дворца нации и многих других своеобразных и колоритных зданий и сооружений.
Главное, что привлекает нас в творчестве Баховадина Зухурдинова - это его новаторский, плодотворный поиск направлений реализации синтеза традиций и современности в архитектуре Таджикистана. Течения и архитектурные школы, созданные в Таджикистане во второй половине ХХ века, остались в истории советской архитектуры. Избрание республикой самостоятельного пути развития, возрождение национального самосознания, языка, культуры, зодчества в течение короткого срока отбросили принцип формирования "интернациональной по форме и национальной по содержанию" архитектуры. На первый план вышла задача создания поистине национальных по форме и содержанию зданий и сооружений, наиболее полно отвечающих как региональным особенностям (климату, рельефу, сейсмическим и почвенным условиям и т.п.), так и прогрессивным традициям прошлого (быта, общения, цветовым и формально-композиционным пристрастиям и др.), где бы народ чувствовал психологический комфорт в привычной с детства среде, узнавал бы свою культуру и корни.
Для подтверждения этих строк приведем только один пример из его творчества – чайхану «Саодат». Это общественное здание для проведения культурного досуга молодежи, а также торгового обслуживания населения построено в 1984 г. по проекту архитектора Баховадина Зухурдинова, удостоенного за этот объект бронзовой медали ВДНХ СССР.
Здание чайханы главным фасадом обращено на главный проспект города. Перед чайханой устроены два бассейна, где установлены декоративные многоструйные фонтаны в виде стилизованных керамических скульптур драконов – непременных персонажей таджикских народных сказок.
Первые два этажа чайханы «Саодат» построены с открытыми проемами. Только по периметру они отгорожены оригинальными по рисунку и конструкции решетками из серебристого алюминия, что позволило иметь непосредственную связь с окружающей средой, свободному проникновению прохладным потокам воздуха и закрыть дорогу жарким лучам южного солнца. Помимо этого решетки придали облику чайханы легкость и оригинальность в решении архитектурной декорации фасада.
Снаружи главного фасада чайхана представляет как бы двухэтажное сооружение с глубоким трехсторонним айваном на втором уровне (на самом деле третьем этаже). Широкая глухая полоса, завершающая кровлю здания со всех четырех сторон, прикрывает богато декорированный деревянный балочный карниз айвана, опирающегося на 15-ти деревянных резных колоннах. Несколько иную структуру имеют опоры нижнего уровня, который внутри разделен на два низких этажа.
Две двухмаршевые лестницы по обеим сторонам западного фасада прикрыты ажурными алюминиевыми решетками, которые издали напоминают сложный орнаментальный рисунок «гирех», распространенный в таджикском народном зодчестве XVIII-XIX вв.
Через свободные проёмы, имеющие стрельчатые очертания, посетитель попадает на первый уровень чайханы, где стоят деревянные каты-помосты для чаепития и трапезы. Здесь же, с северной стороны, находится открытая национальная кухня. На полу в центральной части зала устроен большой глубокий бассейн. Эта часть чайханы имеет высоту в два уровня, куда выходят парапеты второго этажа, где также установлены каты. На потолке этого двухсветного пространства прямо над бассейном подвешены две кованные фигурные люстры из меди, которые представляют собой декоративные фонтаны для слива воды с уровня второго этажа, символизируя тем самым шумные водопады горного Таджикистана.
На третьем уровне (по сути дела втором этаже, равном по высоте двум нижним) устроен городской молодежный центр досуга. В целом же весь третий этаж представляет собой единое пространство, где нет глухих стен. Фойе, зал досуга, восточный бар отделены друг от друга ажурными металлическими решетками, сквозь которые свободно просматривается все убранство этажа.
Деревянный балочный потолок всего этажа, включая и айван, поддерживается деревянными резными колоннами, выполненные современными народными мастерами в 1980-1984 гг. в соответствии с лучшими традициями архитектурного декора прошлого. В конструкции балочного потолка народные мастера также стремились использовать все то лучшее, что было создано таджикским народом в прошлом. В декорации потолка приняли участие мастера про росписи и резьбе из Худжанда. Это – наччоры и наккоши Саъдулло Мирсаидов, Турсунбой Эргашев, Мирпулот Миррахматов, Шодмонбек Отабеков, Мирзоумар Хакимов, Махмуджон Эргашев, Максуджон Мансуров, Абдуджаббор Шокиров, Абдуманон Хайдаров. Колонны вырезал известный мастер из Душанбе усто Сироджиддин Нуриддинов.
Яркая индивидуальность внешнего облика, национальный колорит, присутствующий как во внешнем облике, так и в интерьерах сооружения привлекают сюда множество посетителей и чайхана «Саодат» по праву считается одним из достопримечательных сооружений столицы Таджикистана.
Не менее примечателен надгробный памятник классику таджикской советской поэзии, народному поэту республики Мирзо Турсун-Заде, возведенный в 1981г. в правобережной части города Душанбе. Надгробие расположено на высокой возвышенности над горной речкой Лучоб, сливающаяся с речкой Варзоб (Душанбинка). На формирование архитектурно-скульптурной композиции ансамбля оказало большое влияние сама окружающая среда участка, откуда, хорошо просматривается ВДНХ Таджикистана, комплекс Госуниверситета, зеленые массивы республиканского стадиона имени М.Фрунзе и др. Площадка под мавзолей находится на вершине холма, куда ведет дорога от улицы Карамова, а также пешеходный пандус. Главная лестница, ведущая к подножию площадки с мавзолеем, снабжена смотровыми площадками и зелеными газонами. В северной части от памятника предусмотрена парковая зона с декоративными дорожками, скамейками, питьевыми фонтанчиками и другими элементами благоустройства и садово-парковой архитектуры.
Сама архитектурно-художественная композиция надгробного памятника представляет собой три раскрытые книги-пилона, облицованные светлым мрамором. Центральный пилон имеет высоту 13,5 м, а две боковые – по 12м с арочными вырезами-проёмами. Внутренний диаметр надгробия равна 5,5м, где у центрального пилона установлена плита надгробия с бюстом поэта Мирзо Турсун-Заде. Всю эту пластичную композицию венчает символический ажурный купол восточного очертания.
Поверхности пилона снаружи и внутри облицованы белым мрамором с орнаментальной резьбой по мотивам таджикского народного творчества. Бюст поэта также изготовлен из белого мрамора. Благородный белый цвет мрамора в сочетании с пластическими формами арочных проёмов и купола придали всему сооружению торжественность, навевающий человеку чувство легкой грусти и, вместе с тем, восхищения талантом любимого поэта, мысли и стихи которого были всегда светлы и обращены к будущему. Применение элементов национального зодчества и архитектурного декора наглядно показывает неразрывность образа таджикского поэта с истоками своего творчества, с историей Таджикистана.
В целом, небольшое, но выразительное сооружение надгробного памятника Мирзо Турсун-Заде является одним из самых ярких произведений изобразительного искусства и архитектуры Таджикистана начала 1980-х гг. и, конечно, достойным его памятником.
Конечно, на примере двух объектов Баховадина Зухурдинова невозможно раскрыть всё творчество этого несомненного новатора таджикской архитектуры, который и сейчас каждый раз удивляет своими произведениями архитектурную общественность республики. Поэтому в год его 70-летия хотелось пожелать ему новых творческих успехов на благо нашего таджикского государства.

Салия Мамаджанова,
доктор архитектуры,
профессор
Газета «Рӯзномаи бинокорон»,
№9 (96) от 28 сентября 2016г.




Назарсанҷи

Ба фаъолияти Хадамоти назорати сохтмон чӣ гуна баҳо мегузоред?

 

Суроға:

734025, ш. Душанбе, кўчаи проф. Ш. Ҳусейнзода 36,

Тел: +992 (37) 221-88-53
+992 (37) 221-88-33

Факс: +992 (37) 223-02-00,

Е-mail: info@tajsohtmon.tj

Обу ҳаво